Последняя тема для сегодняшнего обсуждения, которая была для меня очень интересна (хотя, может быть, это мое мнение, и кто-то из вас скажет: «Мы давно уже так поступаем!»), – это перспектива биопсии опухоли почки, в том случае, когда мы говорим об опухоли небольших размеров. Я могу сказать, что традиционно активность урологов в отношении биопсии этих опухолей невысока. Но на дискуссии, которая развернулась на одном из заседаний Американской ассоциации урологов, специалисты в основном высказывались за такую биопсию. В качестве аргументов прозвучало следующее. Например, мы говорим о том, что опухоли почки – это в большинстве случаев злокачественные образования. Ответ экспертов: «Не всегда!». Если опухоль менее 4 см, то в 25% случаев она доброкачественная. В 20% случаев она не агрессивна. В 95% случаев великолепная 5-летняя канцероспецифическая выживаемость. Ну и наконец, риск метастазов в течение 3 лет наблюдения составляет всего 1%. Поэтому не всегда опухоль почки – это настолько страшное смертельное заболевание. По крайней мере, если размер опухоли менее 4 см.

Почему говорили, что опухоль почки лучше не биопсировать? Потому что боялись обсеменения. Якобы мы тем самым можем способствовать распространению этого процесса, по крайней мере, по биопсийному каналу. Но, во-первых, давным-давно используется специальный тубус, в котором проводится биопсийная игла. Во-вторых, представленные на сегодняшний день работы свидетельствуют о том, что риск обсеменения равен менее 0,01%. А в общей сложности процент осложнений биопсии опухолей почки составляет менее 1%. То есть это безопасная манипуляция. Безопасная и весьма эффективная: посмотрите, чувствительность – 90%, специфичность – 99%. Если мы говорим о том, что нам нужно разобраться, какой это рак: страшный или нестрашный, то есть агрессивный или неагрессивный, то это 96%-ная чувствительность и 100%-ная специфичность. Другой вопрос, кому необходимо проводить это исследование? Конечно не всем! Только тем пациентам, у которых знание того, что происходит в почке, может поменять нашу тактику лечения: это пожилые пациенты и пациенты с единственной почкой. Также это пациенты, у которых небольшой размер опухоли – 1-2 см, и когда обсуждается вопрос органосохраняющей операции или резекции. Вот в этом случае показания к биопсии почки, по мнению экспертов, абсолютные.

Безусловно, я не смог ответить на все вопросы или представить вашему вниманию результаты всех сессий, которые имели место на Конгрессе американской ассоциации урологов. На этом слайде представлен интернет-адрес вебкастов (прим. – http://www.aua2015.org/webcasts/), которые доступны для всех желающих. Также многие дискуссии, в том числе часть из тех, которые сегодня подверглись нашему пристальному вниманию, можно найти в открытом доступе в интернете. Я хочу сказать большое спасибо специалистам из тех городов, что были сегодня с нами: Москвы, Омска, Чебоксар, Еревана, Вичуги, Щелкова, Екатеринбурга, Баку, Нижнего Новгорода, Белгорода, Иркутска, Красногорска, Новокузнецка, Симферополя... И я прочитал только треть списка. Спасибо, Смоленск, Воронеж, Ашхабад, Иваново, Кемерово, Ноябрьск, Саратов, Железнодорожный, Брянск, Сочи, Санкт-Петербург, Ставрополь!.. Спасибо тем, кто сегодня был с нами, кому интересно было наше обсуждение!

У нас есть некоторое количество вопросов по поводу тем, которые прозвучали. Я сейчас постараюсь (если мне позволит время и будет возможность), на какие-то из этих вопросов ответить.

П.И. зачитывает вопрос:

– «Открытые операции и робот-ассистированные радикальные простатэктомии: есть ли недостатки у робот-ассистированных операций?».

П.И.:

Стандартным недостатком, как я уже говорил, еще недавно считалась высокая стоимость операции. Но на сегодняшний день это уже тоже не так. Нет, недостатков у робот-ассистированных радикальных простатэктомий в сравнении с открытыми нет.

Перебирает вопросы.

П.И.:

Спасибо большое за те добрые слова, которые вы мне адресуете. Если это было интересно, мне очень приятно.

П.И. зачитывает вопрос:

– «Какое место отвели робот-ассистированные простатэктомии открытой операции?».

П.И.:

– Это дискуссия, которая проходила в рамках Конгресса Американской ассоциации, там, где популярность радикальной роботической простатэктомии – 90%. Давайте скажем так: на сегодняшний день в мире порядка 3 тысяч роботических систем Da Vinci, из которых примерно 1,5 тысячи (и даже чуть больше) функционируют на территории США. В России таких систем всего 20. В Европе систем Da Vinci гораздо меньше, чем в Америке. Поэтому и интерес в США наибольший, в Европе – очень высокий, в России пока, наверное, недостаточно большой. А место определяется в зависимости от того, какова доступность этих систем. В Америке место робота гигантское, в Европе – чуть меньшее, но тоже больше половины. В России пока это место достаточно скромное. Хотелось бы, чтобы оно было больше.

Часть вопросов, которые вы задаете, уже были отчасти учтены на тех слайдах, которые я сегодня представил вашему вниманию.

П.И. зачитывает вопрос:

– «Какой протез выбрать после радикальной роботической простатэктомии: двухкомпонентный или трехкомпонентный?».

П.И.:

– Конечно, трехкомпонентный. И это даже не предмет для большой дискуссии: трехкомпонентные протезы на сегодняшний день – это стандарт.

П.И. зачитывает вопрос:

– «Попал ли робот под санкции?».

П.И.:

– Нет, не попал. Робот вне санкций.

П.И. зачитывает вопрос:

– «Генетические маркеры используются в диагностике рака простаты?».

П.И.:

– Да, мы говорили о том, что несколько маркеров наиболее популярны и используются весьма активно. [-2]pro-PSA в рамках индекса PHI и PСA3 – 2 наиболее популярных. Остальные маркеры (на самом деле их великое множество – более 2 десятков), которые я сегодня не упомянул, и которые, безусловно, обсуждались, применяются в рамках экспериментов. То есть пока такого клинического значения прочие маркеры не имеют. И сегодня мы ведем речь только о PSA, об индексе PHI и о PСA3. Все остальные маркеры активно не используются.

Мне кажется, что я ответил на большинство поступивших вопросов. Вопросы из разных городов немного дублируют друг друга. Я хочу поблагодарить вас за внимание. Спасибо большое! Я желаю вам хорошего окончания дня: у кого-то – рабочего, у кого-то – уже не рабочего. И всего вам доброго!

URO-PM-768-2015-08-13


Поделитесь вашим мнением

Больше материалов