Отдельная тема для обсуждения – это ноктурия. Я озвучивал уже одну проблемную тему – это гипоактивный пузырь. Вот ноктурия – это, пожалуй, еще одна такая «вечная тема», которая год от года привлекает пристальное внимание экспертов, специалистов и вызывает очень жаркие дискуссии: «Как же к этому относиться?» Сразу скажу: относиться к этому нужно очень серьезно по той простой причине, что риск ноктурии, по крайней мере, более одного раза для 60- или 70-летних мужчин и женщин превышает 70%, для мужчины 70-80 лет приближается к 80%. То есть абсолютное большинство мужчин и женщин с возрастом встречаются с этой проблемой, и по крайней мере один раз за ночь вынуждены прерывать сон для того, чтобы опорожнить мочевой пузырь. Проблема эта очень большая и мультидисциплинарная. И в рамках обсуждения, которое прозвучало в этом году на Urological Association’s Annual Meeting, очень интересно были проведены параллели именно в плане масштабности этой работы – параллели с гипертензией, которая тоже на сегодняшний день не вполне понятно к чему относится. Так, это определенно не нозология – это симптом, но симптом, который наличествует при большом количестве заболеваний. Здесь же уместно сравнение и с гиперхолестеринемией, являющейся на сегодняшний день гигантской проблемой: и терапевты, и кардиологи очень внимательно ее изучают, но однозначную причину назвать не могут – это весьма сложно.

Пожалуй, с ноктурией ровно та же ситуация: кроме наших стандартных урологических проблем, это сердечно-сосудистые заболевания, это заболевания центральной нервной системы, это, в конце концов, просто расстройство сна. То есть эта проблема полиэтиологическая, и она может быть решена только таким путем – путем поиска причины у каждого конкретного пациента. Каких-то универсальных рекомендаций не прозвучало. И по-прежнему, вы видите, рефреном внизу: «We need better treatments for nocturia!» То есть: «Мы ищем все более и более эффективные средства борьбы с ноктурией». И действительно, мы все вместе с вами ищем такие возможности.

Если мы говорим о пожилых мужчинах и женщинах, то я хотел бы сказать несколько слов о статистике, которая, я думаю, будет вам небезынтересна. Это американская статистика (коль и Конгресс американский). Так вот, в США средняя продолжительность жизни мужчины составляет 77 лет, женщины – 82 года. Все больше и больше появляется таких социально направленных программ, которые называются «Сохранение здоровья мужчины». В рамках этой программы эректильная дисфункция у 50% мужчин в возрасте 40-70 лет: у 17% минимально выраженная, у 25% – средне выраженная, и у 10% мужчин – абсолютно стопроцентная эректильная дисфункция (прим. – по данным Mass Male Aging Study).

Рак предстательной железы – частое заболевание, но интересно то, что впервые за многие годы в 2015 году зарегистрировано меньше случаев рака. И меньше становится смертельных исходов от рака. Риск заболеть раком простаты у американского мужчины составляет: 1 на 44 в 50 лет, 1 на 16 случаев в 60 лет, 1 из 9 в 70 лет. И если мы говорим про общий риск, то это 1 к 7 (прим. – Siegel RL, Miller KD, Jemal A. СА: Cancer statistics, 2015. CA Cancer J Clin. 2015 Jan-Feb;65(1):5-29. doi: 10.3322/caac.21254. Epub 2015 Jan 5). Каждый седьмой мужчина столкнется с раком предстательной железы, по крайней мере, по эпидемиологическим данным Соединенных Штатов Америки. Интересно то, что с 2002 по 2011 год смертность от этого заболевания уменьшилась на 47%. И это, собственно говоря, результат наших с вами совместных усилий – усилий врачей, наших американских коллег. Почти в 2 раза сократилась смертность. Мы эффективнее начали лечить рак предстательной железы.

В рамках этого вопроса все время обсуждается необходимость скрининга рака простаты. Насколько это оправдано? Кто-то говорит: «Да», – кто-то спорит: «Нет». Давайте посмотрим, что нам говорим статистика. Так было проведено 13-летнее исследование, которое включало ретроспективный анализ 162 тысяч мужчин. Если мы говорим о скрининге в сравнении с контрольной группой, то рака предстательной железы диагностировано на 57% больше – скрининг позволяет диагностировать рак простаты на ранней стадии, и смертность уменьшается в рамках скрининга на 21%. Это достаточно дорогостоящий метод, и мы должны с вами понимать, что 780 пациентов должны быть скринированы, 27 случаев рака простаты должны быть диагностированы для того, чтобы предотвратить одну смерть от рака простаты. То есть эта гигантская работа – для того чтобы спасти одного пациента. Но, тем не менее, эта работа оказывается эффективной.

Систематический скрининг рака простаты или скрининг «по согласию» (то есть когда мы спрашиваем у пациента: «Хотите ли вы взять анализ крови на PSA? Хотите ли вы выполнить скрининг по ранней диагностике?»): что предпочтительнее? 18-летнее гетеборгское исследование (прим. – Arnsrud Godtman, R. et al. Opportunistic Testing Versus Organized Prostate-specific Antigen Screening: Outcome After 18 Years in the Gцteborg Randomized Populationbased Prostate Cancer Screening Trial. Eur Urol. 2014. DOI: 10.1016/j.eururo.2014.12.006) включало 20 тысяч мужчин, и результат был следующим: 16% больных раком в контрольной группе, скринированных систематически, против 11% раковых случаев среди скринированных «по согласию». И мы говорим о том, что на 42% в общей сложности скрининг в рамках этих групп позволил сократить смертность. И все-таки систематическая программа скрининга оказывается более эффективной, чем программа «по согласию».

«Нужен ли пожизненный скрининг?». Тоже интересный вопрос. Многие работы говорили о том, что у мужчин после 70 лет этот скрининг может быть либо приостановлен, либо, по крайней мере, значительно сокращен. Правильно ли это? Так ли это? Безусловно, это так. Но мы должны понимать, что прекращение скрининга после 70 лет позволяет уменьшить количество выявлений клинически незначимого рака в 64-66% случаев, то есть почти на 2/3. Но при этом, к сожалению, это повышает смертность от рака предстательной железы на 36-39%. Мы останавливаемся в скрининге, перестаем диагностировать клинически незначимый рак, но повышаем вероятность смертности от рака предстательной железы. Насколько это правильно? Эта дискуссия не окончена.

Большая проблема с метаболическим синдромом. Это традиционная проблема, которая звучит на всех американских конгрессах. На сегодняшний день 35% взрослых американцев и почти 17% американских детей имеют лишний вес. Это обходится Соединенным Штатам Америки более чем в 147 миллиардов долларов. То есть это большая и социальная, и медицинская проблема.

Сердечно-сосудистые заболевания – тоже большая проблема, и нам она интересна в рамках эректильной дисфункции, коль скоро мы с кардиологами очень часто оказываемся союзниками в этой борьбе. Вы видите: 600 тысяч смертей в США обусловлены именно сердечной патологией. Каждые 33 секунды погибает человек.

URO-PM-768-2015-08-13

Поделитесь вашим мнением

Больше материалов