Fusion-биопсия последние 2 года обсуждается весьма активно, и на Конгрессе AUA, и в этом году на встрече Европейской урологической ассоциации. Это та биопсия, которая позволяет нам получить максимальное количество информации. Это биопсия, которая основана на результатах МРТ. Сначала выполняется мультипараметрическое МРТ по стандартам – на сегодняшний день это протоколы PIRATES-2 (те, кто интересуется этим вопросом, наверняка знают, что длительное время существовавший протокол PIRATES-1 совсем недавно – буквально в этом году – пересмотрен, то есть PIRATES-2 – это, скажем так, более современный протокол). Так вот мультипараметрическое МРТ позволяет нам выявить зоны наиболее подозрительные на наличие злокачественных изменений. И именно из этих зон прицельно взять максимальное количество биоптатов.

Одно из исследований, которое было посвящено этому вопросу и представлено на Конгрессе Американской ассоциации урологов, – включало в себя 292 мужчин, которые были подвергнуты такой fusion-биопсии. Результаты были сопоставлены с данными стандартной 12-точечной биопсии. Что в итоге было выяснено? Особый интерес представляла возможность выявить с помощью fusion-биопсии особенно агрессивные клинически значимые случаи рака. В частности, тот рак, который характеризуется высокой степенью злокачественности по шкале Глисона – это 7 и более баллов. Так вот, из тех 80 пациентов, у которых был обнаружен рак, fusion-биопсия пропустила такой рак всего у троих пациентов – то есть это 4%. Если мы сравним это с результатами стандартной 12-точечной биопсии, то 12-точечная биопсия пропустила этот рак у 15% пациентов. 4% против 15%: очевидно, что fusion-биопсия гораздо чаще показывает нам клинически значимые случаи рака. Диагностическая ценность такого исследования выше.

Для чего нужна fusion-биопсия? Прежде всего, для того, чтобы выявить подозрительные участки и взять максимальное количество биоптатов именно из этих зон. Специалисты всего мира абсолютно солидарны в том, что fusion-биопсия (по крайней мере, пока) не отменяет стандартную 12-точечную биопсию. И если мы одновременно сочетаем fusion- и стандартную 12-точечную биопсию – то есть выполняем стандартные биопсийные вколы из тех зон, которые МРТ считает либо мало подозрительными, либо вовсе не подозрительными, – то такое сочетание и может считаться оптимальным. Естественно, даже в ситуации, если МРТ ничего не обнаруживает, 12-точечная биопсия в определенных случаях показана и должна быть выполнена. То есть МРТ – это, конечно, не единственный метод обследования, который позволяет нацелить нас на биопсию и определить ее необходимость. На этой картинке вы хорошо видите, что по данным МРТ выявлена определенная зона (эта зона обведена, и на трехмерном ультразвуковом исследовании она может быть очень четко локализована). И прицельно взять оттуда несколько фрагментов, в общем, технически не очень сложно. Но, повторюсь, весьма и весьма информативно.

Давайте посмотрим, что происходит с риском рака предстательной железы высокой степени и группы низкого риска рака предстательной железы по данным МРТ и под контролем стандартного ультразвукового исследования. Рак простаты (обратите внимание!) диагностирован у 461 и 469 пациентов – то есть практически очень близкие, похожие результаты. Да, но пациенты эти оказываются немного разными. По данным МРТ высокая степень риска обнаружена у 172 больных, низкая степень риска – у 213 пациентов. Результаты ультразвукового исследования: 122 больных имеют высокую степень риска, и 258 – низкую. Безусловно, мы с вами ищем пациентов высокой группы риска. И МРТ, еще раз повторюсь, оказывается гораздо более информативным в поиске именно этой категории пациентов.

Интересная работа, я бы назвал ее нестандартной, была построена на наблюдении за пациентами, у которых после радикальной простатэктомии были выявлены метастазы в лимфатические узлы. Наблюдение этих пациентов, и их прогноз. Такие пациенты, я уверен, есть у всех специалистов, занимающихся проблемой диагностики и лечения рака предстательной железы. Есть они, конечно, и в нашей клинике. И нам всегда было интересно, что же на самом деле ждет таких больных.

Здесь представлена 10-, 15- и 20-летняя выживаемость у этой категории пациентов. Обратите внимание, цифры весьма и весьма обнадеживающие: 10-летняя канцер-специфическая выживаемость составляет 84%, 15-летняя раковая специфическая выживаемость – 74%, 20-летняя – 70%. То есть, когда мы обнаруживаем после радикальной простатэктомии у части пациентов позитивные лимфатические узлы, содержащие метастатические клетки, – это еще не приговор для них: 20-летняя выживаемость – 70%. Безусловно, это очень оптимистичные результаты.

URO-PM-768-2015-08-13

Поделитесь вашим мнением

Больше материалов