М.И.:

Вы, наверное, знаете, мои уважаемые коллеги, что ингибиторы фосфодиэстеразы сегодня широко рекомендуются для лечения эректильной дисфункции после радикальной простатэктомии. И я не хочу обсуждать какие-то известные вещи, но я хочу сказать, что сегодня точка зрения не такая, как была прежде, 15 лет тому назад. Мы 15-20 лет назад больному рекомендовали: надо дождаться восстановления собственной эрекции. «Пройдет 1,5-2 года – и эрекция может восстановиться», – говорили мы. Да, у кого-то она может восстановиться. Но доля этих больных оказалась очень мала. И человек ждет 1,5-2 года, и у него в какой-то мере восстанавливается эректильная функция. За счет чего? За счет того, что прорастают нервы. Мы знаем даже сегодня скорость, с которой растут нервы. Они прорастают и начинают опять обеспечивать функцию. Но уже какой ткани? Склерозированной! Фиброзной ткани. Поэтому сегодня стоит вопрос о том, сколько же нужно принимать лекарства. Какой длительности должна быть терапия ингибиторами фосфодиэстеразы? Посмотрите на некоторые цифры, уважаемые коллеги. Через 3 года приема ингибиторов фосфодиэстеразы пациентами, перенесшими радикальную хирургию, эректильная функция наличествовала у 73% больных против 37% тех, кто не получил никакого лечения. 73% и 37% – это разительные результаты.

Какова эффективность применения тадалафила у пациентов, которые перенесли радикальную простатэктомию, когда хирургу удалось сохранить сосудистые пучки? Обратите внимание: процент успешных половых актов у тех, кто лечился тадалафилом – 52%, а у тех, кто получал плацебо – 26%. Плацебо «лечит» четверть всех пациентов, страдающих эректильной дисфункцией, – тех, которые только месяц назад ее ощутили, и тех, которые страдают эректильной дисфункцией год, и тех, у которых эректильная дисфункция развилась после радикальной простатэктомии... На самом деле плацебо в лечении этой патологии имеет 25-30-процентный успех. Поразительная вещь! Но человек, который имеет нормальные артерии, нормальные вены и имеет психологические проблемы, не может реализовать себя. А человек, который получает плацебо, – каждый четвертый – вдруг начинает реализовывать себя. Вот она – огромная роль психологической функции!

В 2010 году, если я не ошибаюсь, была опубликована работа Франческо Монторси и его коллег-исследователей об эффекте тадалафила. Это исследование REACTT. Исследование было проведено в 50 канадских и 9 европейских центрах. Речь идет о 423 пациентах. Всем пациентам была выполнена радикальная простатэктомия по нервосохраняющей методике. Прежде всего, период скрининга: это больные, которые перенесли радикальную простатэктомию, затем 9 месяцев лечения тадалафилом. Затем 6 недель «отмывочного периода»: прекращение приема тадалафила. И затем 3 месяца лечения тадалафилом 5 мг в сутки. Одну группу лечили тадалафилом 5 мг в сутки ежедневно. Другую группу лечили тадалафилом 20 мг по требованию. А третья группа получала плацебо. Это было стандартное исследование. И что было установлено? Можно не всматриваться в эту кривую. Нужные цифры обведены в круг. Процент пациентов с баллом МИЭФ больше 22 через 9 месяцев был значительно выше в группе ежедневного приема тадалафила 5 мг: выше по сравнению с тадалафилом 20 мг по требованию, и достоверно выше по сравнению с плацебо. Что еще показало исследование REACTT? Что на фоне 9 месяцев постоянного приема тадалафила 5 мг эрекция и динамика балла МИЭФ существенно лучше в группе ежедневного приема в сравнении с приемом по требованию, в сравнении с плацебо. «Была ли эрекция достаточно продолжительной для введения полового члена во влагалище?». Да, и здесь наибольший эффект среди тех пациентов, которые постоянно, т.е. ежедневно принимали тадалафил 5 мг.

Сегодня у нас есть выбор, как у врачей, так и у пациентов. И мы должны использовать возможности своего профессионального выбора, но при этом должны учитывать, что пациенты имеют равное право на этот выбор. С нашей стороны мы можем больным рекомендовать попробовать все три ингибитора, и затем выбрать тот, который им больше всего нравится. На самом деле, есть пациенты, которые попробовав два других ингибитора, останавливают свой выбор на том препарате, остаются на том, который они попробовали первым. Есть и пациенты, которые останавливаются на втором или на третьем ингибиторе. Нельзя сказать, что один ингибитор фосфодиэстеразы 5 типа нравится больше, а другой меньше. В одной стране распространены одни ингибиторы, в другой стране может преобладать использование других ингибиторов. На практике существуют региональные, национальные особенности, и масса других особенностей. Главное, что мы должны использовать в своей работе, – это все возможности лечения эректильной дисфункции у больных после радикальной простатэктомии. Потому что эректильная дисфункция оказывает прямое влияние на качество жизни человека. Сегодня мы знаем, что наши пациенты, живущие половой жизнью, более радостны, у них чаще бывает хорошее настроение, они лучше работают, у них лучше отношения в семьях, у них меньше социальных проблем, пациенты более счастливы и более адаптированы к нашей непростой повседневной жизни.

URO-PM-2302-2016-11-07

Поделитесь вашим мнением

Больше материалов