Д.Ю. Пушкарь: У нас по телевизору рекламируются препараты, которые вообще никакой доказательной базы не имеют. Начиная с трав и заканчивая препаратами для улучшения эрекции. Мы не против. Но мы строго против – все урологическое медицинское сообщество – против бесконтрольного применения этих препаратов нашими пациентами, так что мы зачастую получаем пациента, который принимает массу препаратов, непонятно каких и непонятно из чего сделанных. В то время как настоящие препараты мы не можем рекламировать, это запрещено в стране.

А.В. Говоров: Сегодня были парламентские слушания в Госдуме, где обсуждался вопрос о том, что в биологически активных добавках, которые всем хорошо известны, которые все видят каждый день по телевизору, содержатся фармакологически активные вещества, и это ситуация, по нашему мнению, абсолютно недопустимая. Мы знаем, что те же ингибиторы ФДЭ-5, которые мы применяем и назначаем, имеют четкие показания и противопоказания. Есть обширная категория пациентов, в случае которых мы применяем эти препараты с осторожностью. Поэтому если пациент принимает БАД, думая, что это БАД, а там фармакологически активная субстанция, то конечно этот пациент неизбежно столкнется с каким-то побочным действием препарата, и с передозировкой, и с лекарственным взаимодействием. Поэтому эта ситуация, как было верно отмечено, треует серьезного регулирования именно на законодательном уровне.

Д.Ю. Пушкарь: Как вы думаете, Александр Викторович, это начало работы в этом направлении или это формальная история?

А.В. Говоров: Мне кажется это продолжение работы, Дмитрий Юрьевич, потому что эта ситуация, которая подтверждена целым рядом независимых экспертиз, найдет отражение в законодательных действиях наших органов власти. Мы их ждем, они, несомненно, будут в интересах наших пациентов.

Е.И. Велиев: Дмитрий Юрьевич затронул колоссальную проблему, но мы затронули ее в одно касание и сейчас же забудем. Существуют же препараты, которые имеют внятную доказательную базу, и мы только о них сегодня и говорим. Но существует и комбинированная терапия доброкачественной гиперплазии, и мы этой терапией пользуемся не один год и достаточно успешно. Существуют комбинации вещей, которые по своим эффектам могут быть если не взаимоисключающими, то вызывающими целый ряд вопросов. Вот на эти вопросы это слайд отчасти отвечает, но лишь отчасти. Потому что здесь 6 месяцев, вы видите финастерид и тадалафил – сочетание несочетаемого, хотя в отношении одной и той же патологии. И вы видите: IPSS, общая шкала, две группы. Это тадалафил в сочетании с финестеридом, и это плацебо с финестеридом. Пациенты, которые оценивались соответственно через 4, 12 и 26 недель, имели везде, начиная с этой 4й недели, статистически значимую разницу. Та группа, которая принимала тадалафил и финестерид естественно показывала отличающиеся результаты, связанные со снижением баллов по шкале IPSS. Это касается первой части и последующих двух. Индекс эректильной функции – то, что вызывает больше всего вопросов. Когда мы назначаем эту терапию, мы соглашаемся с побочными эффектами такой терапии. Я имею в виду побочные эффекты в отношении сексуальной функции. Да, мы влияем на симптомы нижних мочевых путей, но за это часть пациентов платит тем, чем они не хотели бы платить – своей сексуальной функцией. Так вот, последующие два графика. Исследование рандомизированное, поэтому очевидна разница в группах. Там, где тадалафил сочетался с финестеридом и там, где использовали плацебо и финестерид – разница совершенно очевидна по международному индексу эректильной дисфункции. В пользу той группы пациентов, которые употребляли тадалафил и финестерид.

Вопрос из зала: У меня вопрос скорее к фирме Lilly и, может быть, для обсуждения. А когда у фирмы появится ненавязчивая реклама, которая есть у “Виагры”? На каждом столбе, если ты стоишь в пробке, проволочкой прикреплена маленькая табличка и на ней написано. Получается, то, что мы сейчас говорим о хорошем препарате, почему это не так продавлено в массы?

Д.Ю. Пушкарь: Браво! Понимаете какая ситуация, мы, врачи, имеем всегда честное отношение к пациенту (и я глубоко убежден, что твсе наши урологи только так), мы хотим для нашего пациента самого лучшего препарата, но у пациентов, которые все это видят, у них в голове может быть другая таблетка, и мы, урологи, без вашей поддержки ничего этого не сделаем. Об этом говорить нужно постоянно, потому что наши две группы, Олега Борисовича Лорана и Евгения Ибадовича Велиева, бьются с этими БАДами.

URO-PM-1990-2016-08-12

Поделитесь вашим мнением

Больше материалов