Ранняя диагностика рака: статистика, факты, анализ

П.И.:

— «Какова российская реальность в профилактике и ранней диагностики рака предстательной железы?» Знаете, я привез только три слайда, больше я ничего не успел сделать, когда я узнал, что буду здесь солировать вместе с Геворгом Рудиковичем на первой части нашего круглого стола. Поэтому будьте добры, те слайды, которые сейчас мы можем экспонировать.

Их тоже увидят в других городах. Тот, кто нас видит и слышит, видит и эти слайды. Смотрите: онкозаболеваемость. В первом слайде я позволил себе привести данные по Москве. Дело в том, что этот слайд из совсем недавней публикации в журнале «Онкоурология», четвертый номер за этот год, где есть великолепная статистическая статья (а нам очень не хватает этой статистики, и когда она появляется, эти цифры очень-очень важны, мы хоть понимаем, на каком свете находимся). Рак предстательной железы в Москве — второе онкологическое заболевание по распространенности. На первом месте — рак молочной железы, потом — рак предстательной железы. То есть урологи, когда видят эту картинку, абсолютно четко понимают, что они востребованы, они нужны, и их помощь нужна, как видите, очень-очень часто. Рак кожи, рак кишки... Рак почки занимает девятое место. Рак предстательной железы — второе.

Следующий слайд отвечает на тот вопрос, который, собственно, был задан. Это уже Москва и Россия. Всего поставлено на учет за последний год по России: рак предстательной железы — 27 000 пациентов, по Москве — чуть меньше, 4 000 пациентов; состоит на учете — 134 000 по России, 23 000 — по Москве.

По раку почки несколько более скромные цифры: 18 000 по России, чуть более 1 000 по Москве.

Цифры по раку мочевого пузыря еще чуть меньше.

В среднем, если мы говорим про онкоурологических пациентов, то в России на учете состоит 342 000 пациентов — в общем, весьма и весьма внушительная цифра. По Москве — чуть более 40 000, цифра приближается к 41 000.

И следующий слайд — это, собственно, те стадии, которые уже сегодня анонсировались. У меня, к сожалению, есть статистика только по Москве, по России такой статистики нет. Рак предстательной железы на первой стадии — это всего 12% (ну, его действительно очень сложно диагностировать). Первая стадия весьма умозрительна. Мы хорошо знаем, что после операции ПТ-1 не бывает, бывает только ПТ-2, поэтому вторая стадия — это 53%, т. е. половина пациентов. И посмотрите, 21% — это 3-я стадия, 12% — это 4-я стадия. То есть мы говорим, что треть пациентов, которые к нам приходят и получают диагноз «Рак предстательной железы» (каждый третий пациент), — это пациенты на 3-4-й стадии. На сегодняшний день нельзя сказать, что эти пациенты инкурабельны. Но эта ситуация — не идеальная для пациента. Безусловно, пациенту гораздо выгоднее оказаться на 1-й или на 2-й стадии. В этой ситуации прогноз течения его заболевания будет совершенно иной.

По раку почки немножко иная ситуация. Мы хорошо знаем, что ультразвуковое исследование, ультразвуковой скрининг, который на сегодняшний день имеет место практически везде, закрыл тему ранней диагностики рака почки. И большинство пациентов (практически половина) — на первой стадии заболевания. Действительно, обнаружить объемное образование в почке относительно несложно. Любой специалист, который владеет УЗИ, может это сделать без труда. По статистике, опять же, если это опухоль более 1 см. Если это опухоль менее 1 см, специалисты лучевой диагностики с трудом видят это образование.

Рак мочевого пузыря. Здесь чуть более радостная картинка, по сравнению с предстательной железой: 1-2 стадии — это абсолютное большинство пациентов, почти 80%. То есть по раку мочевого пузыря чуть-чуть проще.

Рак предстательной железы — наиболее проблематичная ситуация с точки зрения ранней диагностики.

«Как скоро в России будет распространена диагностика рака предстательной железы по онкомаркерам в моче?»

Вечная тема. Геворг Рудикович, я готов несколько слов сказать, или Вы скажете по этому поводу, потому что Вы занимались этим тоже?

Г.Р.:

— Мы занимались этим в рамках клинического исследования.

П.И.:

— Я хорошо помню, да.

Г.Р.:

— И, наверное, Павел Ильич, давайте объединим несколько вопросов, иначе, я думаю, мы не справимся. Очень много вопросов.

П.И.:

— Давайте я отвечу в двух словах. Когда мы говорим про диагностику рака предстательной железы по моче, мы говорим про исследование ПСА-3. Тест ПСА-3 известен давно, он нигде в мире не считается основным тестом, это дополнительный тест. Очень интересный тест, который позволяет снизить количество так называемых бессмысленных биопсий, которые можно не делать. Единственный вопрос, который дискутируется на протяжении многих лет, с 2008 года – насколько ПСА-3 нам нужен в практической деятельности? Обсуждается вопрос, что такое норма ПСА-3. И норма ПСА-3 до сих пор не сформулирована. Потому что если мы опускаем эту планку до 35, предположим, как это достаточно часто делалось на первых этапах, то мы можем пропустить очень большое количество случаев рака предстательной железы. Если мы опускаем планку до 10, то количество пропущенных случаев снижается примерно до 7%, и при этом мы делаем в два раза меньше биопсий. Но вот граница ПСА-3 между 10 и 35 плавает в разных исследованиях и не сформулирована нигде. Использовать как дополнительный тест – да, может быть; как основной тест – все-таки исследование ПСА-3 в моче не будет в ближайшее время на вооружении урологов, в частности в России.

Г.Р.:

— Павел Ильич, если позволите, может быть, мы объединим этот вопрос со следующим вопросом, который касается скрининга рака предстательной железы. Если Вы скажете пару слов, я думаю, мы продвинемся вперед.

П.И.:

— Давайте, да. «Можно ли провести по всей стране обследование ПСА крови всем мужчинам старше 45 лет в обязательном порядке или хотя бы в одном городе для реальной оценки ситуации?»

Очень хороший вопрос. Это делалось в Москве на протяжении более чем 10 лет в приказном порядке. Это обследование не очень хорошо работает, хотя все же лучше, чем полное отсутствие этой диспансерной программы. Пятидесятый приказ, который, к несчастью, приказал долго жить, но прежде в Москве долгие годы работал. Увы, не получается поголовно всех обследовать, но диагностика рака предстательной железы, безусловно, от этого очень сильно продвинулась. На сегодняшний день существует стандарт диспансерного наблюдения, который принят не только для Москвы, но и в принципе для России, который подразумевает обследование раз в два года всех мужчин старше 50 лет и анализ крови на ПСА раз в два года. На самом деле, многие схемы, в частности американская схема диспансерного наблюдения, подразумевают контроль уровня ПСА не раз в год, а раз в два года. И даже еще более гибкую систему контроля, если уровень ПСА остается ниже определенных значений. Я сейчас не хочу углубляться в какие-то подробности, но, в принципе, эти схемы существуют. В Москве долгие годы просто работала именно та, которая фигурирует в вопросе. Сейчас, с лета этого года, по всей стране официально принята новая схема, которая предполагает регулярное обследование всех мужчин. Поэтому посмотрим, как это будет во всей стране работать.

URO-PM-1618-2016-04-27

Поделитесь вашим мнением

Больше материалов