Видео 1: О чем говорят исследования: эректильные расстройства имеют 89.9% мужчин России

Видео 2: Эффективность методов борьбы с эректильной дисфункцией

-Н.Д.:

Сегодня мы до сих пор следуем той модели лечения, которая всем хорошо известна: речь идет о ступенчатой терапии. То есть идем от менее инвазивных к более инвазивным методам лечения. И мы не должны начинать с таблеток или с каких-то других методов лечения. Мы должны сначала скорректировать образ жизни пациента. Потому что если он курит, если имеет избыточный вес, если принимает кучу лекарств, которые могут влиять на эрекцию, то мы ничем не поможем этому больному. Вернее, не сможем ему эффективно помочь.

Я уже говорил о тех факторах рисках, которые реально сильно увеличивают вероятность эректильной дисфункции. Видите, это совершенно другое исследование, это западное исследование. Выводы сочетаются с теми, что показали наши исследователи: тот же сахарный диабет, те же заболевания сосудов – все то же самое. Гиперлипидемия и депрессия.

Что еще нас ограничивает? То, что пациенты не идут к нам с этой проблемой. К нам, к урологам, которые в умах всех людей в России, наверное, ассоциируются с решением проблемы эректильной дисфункции, приходит всего лишь 10% больных. Почему остальные не приходят? И почему они не говорят с нами об этом? Они испытывают стеснение, в основном. Считают, что нарушение эрекции — это норма. Наши мужчины так считают! Не относят эректильную дисфункцию к компетенции уролога. Или равнодушны к наличию расстройства эрекции. Правда, таких как раз мало.

Итак, потом, если мы не получаем эффекта от этих воздействий, то есть от изменения образа жизни пациента, нам приходится прибегать к ингибиторам фосфодиэстеразы-5. Это первая линия лечения, общепризнанная. Все препараты, которые мы сегодня имеем, я здесь представил. Представил их фармакокинетические и фармакодинамические эффекты. Вы их все прекрасно знаете.

У нас есть, если проще говорить, короткодействующие и длительнодействующие препараты. На любой вкус и цвет практически, на любую потребность. На активного пациента, на менее активного в сексуальном плане — у нас все это есть. У нас есть препараты, на которые влияет алкоголь, на которые влияет жирная пища, препараты, на которые не влияет. Мы можем выбрать. Но при этом у нас до сих пор еще, если посмотреть данные этого опроса, при эректильной дисфункции активно назначаются препараты, совершенно не влияющие на эрекцию. Обратите внимание: совершенно не влияющие на эрекцию! БАДы, которые у нас очень активно продаются и порой совершенно необоснованно назначаются. Причем, что обидно, нашими коллегами, урологами.

А между тем, именно мы с вами, урологи, являемся основными источниками информации для пациента о том, как ему лечиться. Они нам верят! Если уж дошли эти 10%, они будут нас слушать. И у нас уникальная миссия: мы должны с ними адекватно беседовать и говорить им какие-то правильные вещи. Иначе мы сами себя ограничиваем! И создаем эти границы терапии, которые, может быть, не так близки к нам.

Вот почему мы должны говорить с пациентами! Если мы не говорим с ними, если мы не спрашиваем у них, есть ли у них нарушение эрекции, не объясняем им, чем это закончится, то лишь 16% будут принимать лекарство. Если мы с ними побеседуем, уже 58% будут принимать терапию.

А какова она, эффективность терапии? На сегодняшний день, вот я здесь представил данные очень большого исследования, интересного, европейского наблюдательного исследования, мы можем сказать: эффективность ингибиторов суммарно — 95%. 95%! Раньше мы говорили: 60%, 70%, 80%… Сегодня это доказано: 95%! И у нас есть, как я говорил, длительнодействующие ингибиторы, и пациенты, естественно, говорят, почему они выбрали такой препарат: потому что он длительно действует, потому что он эффективен. У нас есть короткодействующие ингибиторы, и пациенты говорят: они эффективны! Нельзя говорить, что есть плохие ингибиторы или хорошие, я не приемлю этой позиции. Просто эти препараты подходят конкретным пациентам с конкретными потребностями.

У нас есть новая концепция лечения, которую мы уже несколько лет применяем: постоянные, ежедневные назначения ингибиторов фостодиэстеразы-5. Такой препарат есть, он пока единственный для ежедневного назначения, и мы все его знаем — это тадалафил. И эффективность его в плане того, что пациент чувствует себя здоровым, довольно хорошая. Излечившимися себя ощущают почти 58% больных — это неплохо. Но это граница, за которую зайти не получится.

Можем ли мы преодолеть неэффективность ингибиторов фостодиэстеразы-5, так называемые non respondere? Что с ними делать? Перевести на интракавернозные инъекции? Или же сделать им фаллопротезирование? Есть несколько путей, я их здесь представил: это мнение весьма уважаемых людей — Hartmut Porst и Jacques Buvat. Они представили эти данные в своей монографии, мне очень нравятся результаты, которые они приводят. Я проценты здесь не привожу, я просто называю, что это.

Анализ правильности назначений, сделанных врачом. Иногда пациент не знает, как надо правильно принимать препарат, и неверно его принимает. Он его принимает не вовремя, он его принимает с жирной пищей — так, как нельзя принимать, — и так далее. Надо это скорректировать.

Лечение сопутствующих заболеваний: нельзя декомпенсированного диабетика лечить ингибиторами и ожидать хорошего эффекта. Лечение гипогонадизма: правда, в этом случае могу вам сказать, что сегодня уже несколько изменилась позиция — не всем пациентам необходимо лечить гипогонадизм, если у них нет других эффектов, кроме эректильной дисфункции. Более чем у 50% ингибиторы эффективны без всяких препаратов тестостерона.

Повышение терапевтической дозы ингибитора ФДЭ-5 — я против этого. Это off label (09-30) — мы нарушаем закон о лекарствах. Этого делать не нужно. Это мое мнение, можете следовать ему или нет. Более частое или ежедневное применение ингибиторов ФДЭ-5 — это уже работает, об этом я уже говорил, есть такая схема.

И смена ингибитора. Почему? Да потому что разные ингибиторы соединяются с разными активными центрами фосфодиэстеразы-5. И поэтому, если один ингибитор не работает, это не значит, что все другие не работают. Вот они границы, которые мы с вами себе создаем.

Почему пациент отказывается от терапии ингибиторами? Вот это исследование показало, что около 24% отказались от ингибиторов при длительном применении. Почему? Посмотрите причины. Получается, что самая частая причина — это нежелание зависеть от лекарств. У некоторых пациентов происходит спонтанное восстановление эрекции. И среди причин — высокая стоимость лечения.

Посмотрите, какие возрастные группы наиболее часто отвечают на вопрос, почему они отказались от ингибитора. 40-49 лет — высказывают нежелание зависеть. Ну, еще пока молодые, не хотят зависеть от терапии. 30-39 — у них может восстановиться спонтанная эрекция, это реальность. А уже в более пожилом возрасте — 70-79 лет — есть опасения по поводу побочных эффектов. И это естественно, потому что уже здоровье совсем не то. В некоморбидной группе, где нет сопутствующих заболеваний, мы имеем больший процент отказов от терапии, потому что эрекция восстановилась. А если говорить о стоимости лечения, то чаще это упоминали пациенты, которые долго лечились. Ну, это тоже понятно: они больше денег потратили и, соответственно, они переживают по этому поводу.

Те методы, которые идут дальше, за ингибиторами фосфодиэстеразы-5, — это помпа, это ударно-волновая терапия, о чем будет говорить Андрей Зиновьевич (прим. — А.З. Винаров) более подробно. Эффективность — вот она, я здесь ее представил. Я показал по сути метааналитические данные. Вакуумная помпа весьма эффективна: удовлетворенность очень вариабельна в зависимости от исследования, которое было представлено. Но комплаентность лечения через два года — очень низкая. Почему? Потому что неудобно — раз. Потому что есть побочные эффекты — два. Потому что партнерша жалуется, что половой член холодный — три. Он действительно холодный. Этот половой акт неприятен. И многие отказываются.

Коротко о том, о чем будет говорить Андрей Зиновьевич: эффективность ударно-волновой терапии, в принципе, обнадеживающая. Получилось по нескольким исследованиям от 57 до 78%, осложнений не отмечено, механизмы какие-то предположительные есть. Но я думаю, Андрей Зиновьевич намного квалифицированнее, чем я, расскажет об этом.

Интракавернозная терапия — это уже следующий этап, о чем говорил Денис Викторович (прим. — Д.В. Бутнару). Посмотрите: вот они, границы эффективности. Эффективность — 85%! Но это ниже, чем 95% у ингибиторов фосфодиэстеразы-5, согласитесь. И если мы посмотрим, комплаентность тоже низкая (30-60%), и вероятные сроки отказа очень короткие. Пациентам не нравится делать уколы в половой член. Не нравится! Потому что больно. Потому что неудобно.

Слайд «Интрауретральная терапия ЭД простагландином Е1»

Этой методики у нас практически нет, на ней сильно и останавливаться не стоит. Может быть, она появится, но опять же: тут проблема в боли. Большая концентрация простагландина Е1 вызывает боль в половом члене. Пациенты не любят, когда у них болит.

Резюмируя все, что я сказал, наверное, можно отметить следующее. Для расширения границ возможности терапии эректильной дисфункции нам необходимо следовать ступенчатому принципу. Никаких исключений здесь не нужно делать. Применение ингибиторов фосфодиэстеразы-5 является, наверное, наиболее правильно используемой тактикой в начале, если это работает. Это эффективно. При неэффективности ингибиторов, возможно, необходимо применять альтернативные — только легальные — пути преодоления нарушения эрекции. И альтернативные методы консервативного лечения на сегодняшний день — то, в частности, о чем будет говорить Андрей Зиновьевич, — я считаю, это реальная перспектива, но необходимо накапливать больше и больше информации в отношении конкретных методов.

Я вас благодарю за внимание.

URO-PM-655-2015-06-16


Поделитесь вашим мнением

Больше материалов