«По данным НИИ урологии частота выявления рака при ПИН при повторной биопсии составляет 30%. С какой частотой надо проводить скрининг ПСА этой категории пациентов? Есть ли данные, сколько лет пациенту можно жить с наличием ПИН до выявления рака простаты?»

Во-первых, ПИН бывает высокой и низкой степени. Низкой степени мы игнорируем вообще, мы говорим только про ПИН высокой степени. Не путать с ASAP. Если ASAP, то это гораздо хуже. Если мы говорим про ПИН – вполне достаточно раз в полгода контролировать ПСА, ПИН не является облигатным предраком. Это абсолютно факультативная ситуация. Поэтому пациент с ПИН может жить без рака бесконечно долго.

«Существуют ли сейчас рекомендации по медикаментозной или иной профилактике прогрессии аденомы предстательной железы или рака простаты?». Геворг Рудикович, Вы знаете какие-то рекомендации?

Г.В.:

— Я про такие рекомендации не знаю. Этот вопрос имеет продолжение, я правильно понимаю?

П.И.:

— Он имеет продолжение только в представлении того, кто его задал.

Г.В.:

— «Простамол-уно» и другие…

П.И.:

— Это другой вопрос. То есть рекомендаций таких нет, я тоже таких официальных рекомендаций не знаю.

«Стоит ли использовать монотерапию альфаблокаторами у пациентов с малым объемом простаты старшей возрастной группы или лучше начать комбинированную терапию с ингибиторами 5-альфа-редуктазы?»

Существуют официальные рекомендации, мы можем к ним адресовать, то есть можно проводить комбинированную терапию у пациентов с объемом предстательной железы более 40 см3. От себя могу добавить, что я так не делаю, то есть 40 см3 в моем представлении для России, в моей практике — это небольшая предстательная железа. Я не назначаю всем пациентам с 40 см3 ингибиторы 5-альфа-редуктазы исходя именно из того compliance, который я ожидаю. Если я назначу много препаратов, у меня нет уверенности, что пациент будет педантично их принимать. Да, такому пациенту старшей возрастной группы с маленьким объемом предстательной железы монотерапия альфа-адреноблокаторами, в моем представлении ‒ это достаточное лечение.

«Как Вы относитесь к заместительной терапии андрогенами (возрастной дефицит) при аденоме, при раке простаты и после радикальной простатэктомии при наличии у больного в отдаленном послеоперационном периоде эректильной дисфункции?» Геворг Рудикович?

Г.Р.:

— Как мы прекрасно знаем (это абсолютно точно сегодня определено), рак предстательной железы является противопоказанием к назначению гормонозаместительной терапии тестостероном, и спорить с этим невозможно. То же самое касается пациентов, перенесших радикальную простатэктомию. Этот вопрос некоторое время обсуждался, но сегодня также предполагается, что этим пациентам нельзя назначать тестостерон в качестве заместительной гормональной терапии. Что касается пациентов с ДГПЖ и других пациентов, у которых есть так называемый гипогонадизм, то требуется определенное обследование: требуется знать начальный уровень тестостерона. Обычно считается, что он должен быть ниже 8 н/моль на литр. И одновременно с этим должны быть другие признаки гипогонадизма.

П.И.:

— То есть мы не будем бояться аденомы предстательной железы, назначая тестостерон?

Г.Р.:

— Нет, конечно. Мы должны просто проводить скрининг рака предстательной железы до назначения тестостерона.

П.И.:

— На самом деле, есть отдельные публикации, я уверен, что вы все их хорошо знаете, когда заместительная гормональная терапия тестостероном назначается в отдаленном послеоперационном периоде пациентам, которые перенесли рак предстательной железы. Абсолютно хорошие данные, хорошие результаты. Это не является официальной рекомендацией. Мы не можем это рекомендовать с высокой трибуны, но, тем не менее, такие публикации есть, и их становится все больше и больше. Официально, наверное, мы пока не можем так действовать.

URO-PM-1618-2016-04-27

Поделитесь вашим мнением

Больше материалов