А.В.:

– Следующий вопрос – это вопрос в меньшей степени к стационарным урологам, в большей степени к амбулаторным. Нужна ли этому пациенту пенильная реабилитация? Простой ответ: «Да» или «Нет».

Д.Ю.:

– Ничего себе термин! Ты прямо официально ввел его уже. Я думал, ты только в моем кабинете так говоришь.

А.В.:

– Мы все читаем Guidelines: и американские, и европейские. Этот термин оттуда.

Д.Ю.:

– Как вы думаете, ребята, ведь это неправильное словосочетание, не русское: какая-то «пенильная реабилитация»... Давайте придумаем другой термин. Может быть, сексуальная реабилитация? Надо придумать что-то нормальное. Это не верно!

Комментируя ход голосования:

...А ведь кому-то она не нужна – эта пенильная реабилитация. Это неправильно! Конечно, она нужна: это даже не обсуждается!

Ах, вот вы как придумали-то. А-а-а. Это правильно, кстати говоря. Очень умно вы придумали. Теперь-то без «Сиалис» никуда не денешься, действительно. Ему нужна пенильная реабилитация.

А.В.:

– У нас все-таки сателлитный симпозиум.

Д.Ю.:

– Ну, естественно! А что же вы не показали нам, как сохранились нервы, как все сделано красиво?

А.В.:

– Уважаемые коллеги, могу я попросить поднять руку тех, кто проголосовал за то, что пенильная реабилитация не нужна. Поясните, пожалуйста, почему.

Передайте микрофон на первый ряд, пожалуйста.

Ответ из зала:

– Пенильная реабилитация ему не понадобится, по крайней мере, изначально. Больному показано динамическое наблюдение, а потом – решение вопроса.

А.В.:

– А «изначально» – это в течение какого времени, исходя из вашей практики?

Ответ из зала:

– До 6 месяцев.

А.В.:

– До полугода. А потом начало реабилитации?

Ответ из зала:

– Возможно, если это будет необходимо.

А.В.:

– Вы знаете, в этой ситуации разные точки зрения возможны. Потому что есть достаточно большое количество научных данных, собранных в разных странах и разными специалистами, которые свидетельствуют о том, что после пересечения кавернозных нервов, в кавернозной ткани происходят разные процессы, негативно влияющие на эректильную функцию. И происходят они очень быстро. И даже если эти нервы не пересекаются, если на них оказывается какое-то частичное воздействие, у пациентов даже с полным сохранением эректильной функции есть какое-то ухудшение функционального состояния эрекции.

При этом мы помним, что когда пациент пришел к нам, у него изначально эректильная функция была не самой лучшей.

Д.Ю.:

– Я хотел кое-что сказать: это очень важно. Конечно, эректильная функция после операции – это мы понимаем... Но есть еще очень важный момент: сейчас мы не показывали вам нервосберегающую операцию, но если сегодня после робот-ассистированной операции, выполненной в нашей клинике, морфолог смотрит предстательную железу, то он может посчитать, сколько непосредственно нервной ткани осталось на простате. И сегодня (это все официальные данные) у любого больного с ПСА не больше 9-10 и суммой баллов по Глисону 6 (иногда 7, но в основном 6), если мы действительно ходим сохранить ему нервные пучки, мы сохраняем их таким образом, что это близко к 100%-ному сохранению. На простате не остается практически ничего.

Но дело не в этом. Дело в том, что пенильная реабилитация не нужна, – я согласен с доктором. Она в принципе не нужна по такому сохранению, которое сегодня достижимо. Но, к сожалению, ударишь по лицу одного человека – он отойдет. Другой – упадет. Третий – умрет... Поэтому как нервы будут реагировать на прикосновение металлическими инструментами, на «отжатие» (извините за вульгаризм), – мы не знаем. А это очень важный момент, поэтому, к сожалению, больной должен знать, что после любой операции по поводу рака предстательной железы – даже самой успешно выполненной, – нам необходимо назначить этому пациенту так называемую сексуальную (или пенильную, если хотите) реабилитацию. Всем 100% пациентов, абсолютно всем больным (кому сохранены нервные пучки, естественно).

А.В.:

– Учитывая, что 86% специалистов проголосовали за реабилитацию, давайте выберем, когда ее начинать. Когда мы начинаем реабилитацию, если мы решили, что мы ее проводим? Один ответ из четырех.

...Опять же, интересную картину мы получаем. Видим, что примерно 2/3 присутствующих голосуют за то, чтобы реабилитация началась сразу после удаления уретрального катетера – на седьмой день. И, скажем так, это рекомендация, которая поддерживается многими ассоциациями: потому что если нервы повреждаются, а они так или иначе повреждаются даже при полном сохранении нервных пучков, то процессы апоптоза начинаются достаточно быстро. И если нервы полностью сохранены, и просто сняты с предстательной железы, то состояние, называемое нейропраксией, положительно на эректильную функцию не влияет.

Поэтому рекомендуется, если пациенту требуется пенильная реабилитация, начинать ее сразу после удаления уретрального катетера на шестой-восьмой день в зависимости от того, когда этот катетер был удален.

Поэтому, в общем, мы с большинством согласны.


URO-PM-1509-2016-04-08

Поделитесь вашим мнением

Больше материалов